Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике Приватизация

Приватизация

Рубрика: Приватизация

В 1990-е годы приватизация являлась главной структурной реформой в экономике; впоследствии она породила множество ожесточенных споров как среди экспертного сообщества, так и среди обычных граждан. И это неудивительно: приватизация по определению не может проходить бесконфликтно в обществе, в котором на протяжении многих десятилетий господствовала государственная форма собственности.

Необходимо отметить, что процесс приватизации начался не в 1992 году (когда была принята программа чековой приватизации и в обращение были выпущены ваучеры), а еще в бытность СССР, в конце 1980-х годов. После принятия законов «О государственном предприятии» (1987), «О кооперативной деятельности» (1988) и «Об аренде» (1990) начался процесс спонтанной («номенклатурной») приватизации. В это время государство утратило контроль над директорами предприятий, в руках которых сосредоточились товарные и денежные потоки, вследствие чего они стали действовать в логике «приватизации прибылей и национализации издержек».

В июле 1991 года Верховный совет РСФСР принял закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», который стал первым кирпичиком в здании последующей чековой приватизации. Пришедшим в правительство в ноябре 1991 года реформаторам этот документ не нравился; они хотели провести денежную приватизацию с привлечением иностранных инвесторов (как это было сделано, например, в Венгрии). Однако в условиях политической и макроэкономической нестабильности этот сценарий был абсолютно нереалистичен. К тому же в стране в течение нескольких лет уже шел процесс спонтанной приватизации, который было необходимо любой ценой ставить в цивилизованное и управляемое русло.

В итоге реформаторы склонились именно к модели чековой приватизации; после долгих переговоров с Верховным советом приватизационные счета, заложенные в законе 1991 года, были отменены, а приватизационные чеки стали анонимными. Помимо этого чековая приватизация предусматривала значительные льготы работникам и руководителям предприятий, что в принципе вполне логично в ситуации, когда Верховный совет на три четверти состоял из «красных директоров», кровно заинтересованных в бесплатной и льготной приватизации.

После завершения чековой приватизации, в результате которой две трети российского ВВП стало производиться в частном секторе, начался ее денежный этап. Самыми нашумевшими элементами этого этапа стали залоговые аукционы, в результате которых в частные руки перешли предприятия российской нефтяной отрасли. Сегодня от многих политиков и специалистов можно услышать рассуждения о том, как «стратегические предприятия были проданы за бесценок». Однако именно залоговые аукционы впервые за весь период рыночных преобразований принесли государству доходы от реализации имущества (около 800 млн долл.), что позволило закрыть многие дыры в бюджете.

Также нельзя забывать и о факторе политических рисков. В декабре 1995 года (в то время когда проводились залоговые аукционы) рейтинг Геннадия Зюганова, твердо стоявшего на реставрационных позициях, был весьма высок, что делало весьма реальными его шансы на победу в президентских выборах 1996 года. Угроза скорой национализации приватизированных предприятий, маячившая перед участниками залоговых аукционов, никак не способствовала повышению стоимости активов.

Кроме того, сегодня почти никто уже не вспоминает о том, что в середине 1990-х годов добыча нефти в России сократилась до 300 млн баррелей в год (с общесоюзного уровня в 570 млн баррелей в 1987 году), и перед страной встала перспектива вхождения в число нетто-импортеров нефти после 2000 года. К счастью, развитие событий пошло по более оптимистическому сценарию. После проведенной приватизации в отрасли нефтедобыча к середине 2000-х годов выросла почти до 500 млн баррелей в год.

Не любимые многими олигархи провели реструктуризацию нефтяных компаний, привнесли в сектор западные технологии, возродили загубленные еще в СССР месторождения («Самотлор») и открыли новые (например, в 1998 году ЮКОС открыл Приобское месторождение), решили проблему задолженностей компаний перед бюджетом. Если бы в 1990-е не была проведена приватизация нефтяной отрасли, то в 2000-е не было бы никакого «дождя из нефтедолларов», а Россия закупала бы нефть где-нибудь в странах Персидского залива.

Наиболее удачным с точки зрения получения доходов от реализации государственной собственности стал 1997 год -- тогда в бюджет удалось привлечь около 2 млрд долл. Львиную долю от этой суммы составили средства (1,875 млрд долл.), полученные от продажи пакета акций ОАО «Связьинвест» кипрскому консорциуму Mustcom Ltd, в состав которого вошли Онэксим-банк, инвестиционная компания "Ренессанс Капитал", инвестиционный банк Deutsche Morgan Grenfell, Morgan Stanley Asset Management и фонд Джорджа Сороса Quantum Fund.

После 1997 года процесс приватизации в России фактически приостановился. Финансовый кризис 1998 года, сопровождавшийся обвалом фондового рынка, обесценил государственные активы, в результате чего перспектива увеличения бюджетных доходов от приватизации стала призрачной. В 2000-е годы в экономике все сильнее стали проявляться тенденции огосударствления, поэтому приватизация на определенное время потеряла свою актуальность.

Во время нынешнего экономического кризиса Россия испытывает серьезные проблемы с бюджетом. Социальные обязательства, взятые властями в «тучные нулевые», по политическим причинам сокращать невозможно. Заимствования на финансовых рынках, конечно, возможны, но долги есть долги, и их рано или поздно придется отдавать. В этой ситуации приватизация госкомпаний может стать источником пополнения бюджетных средств. Продажа крупных пакетов акций "Газпрома", "Роснефти", РЖД и других «оплотов госкапитализма» позволит закрыть дыры в бюджете и продлить жизнь Резервному фонду.

Однако не менее важной задачей новой приватизации должно стать привлечение эффективного собственника. В начале 90-х годов, в обстановке двоевластия и высокой инфляции, проведение чистой денежной приватизации по тэтчеровскому образцу было невозможно. Сегодня, в условиях, когда перед Россией не стоит проблема слабости государственных институтов, а понятие «стабильность» стало чуть ли не ругательным, у правительства есть все возможности для того, чтобы организовать открытые и прозрачные аукционы по продаже активов, находящихся в государственной собственности. И получить эффективного собственника уже на выходе.

КИРИЛЛ РОДИОНОВ, Институт экономики переходного периода

Егор Гайдар, сопредседатель ФПС: "Мы намеревались проводить приватизацию за деньги, достигнув сначала определенной финансовой стабилизации, сформировав элементы рынка, чтобы в стране появились наконец, средства, за которые можно было бы продавать предприятия".

По словам Егора Тимуровича, достаточно быстро им стало понятно, что в условиях неуправляемой экономики рассчитывать на финансовую стабилизацию наивно.

"Поэтому мы вынуждены были следовать закону о приватизации, утвержденному ВС. - Отметил он. - К слову, никто больше Чубайса не боролся за увеличение стоимости приватизируемого имущества, за то, чтобы не создавать "промышленные колхозы". Нравится или не нравится, но мы были вынуждены действовать в рамках того законодательства, которое было утверждено".

При этом, Егор Тимурович указал: "Если бы сегодня можно было что-то исправить в этом процессе, я исключил бы второй вариант приватизации (инициированный фракцией «Коммунисты России» в ВС РФ весной 1992 г.), который отдавал 51% акций трудовому коллективу, а фактически - директору. Тем более что ВС жестко потребовал не повышать цену предприятий, на которых идет такая приватизация".

"Сегодня реформаторов ругают за бесплатную раздачу собственности, прежде всего те, кто боролся за снижение цены этих предприятий. Закономерный результат: страна получила не эффективных собственников, а людей, обладающих правом бесконтрольно распоряжаться чужим добром", - отметил он.

ХРОНИКА РОССИЙСКОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

(Обратите внимание: закон о прватизации принят Верховным Советом в июле 1991 года, еще при советской власти. А Гайдар пишел в правительство в ноябре этого же года)

Необходимость глубоких преобразований в сфере отношений собственности была осознана в СССР во второй половине 1980-х гг. В результате острых дискуссий были поколеблены позиции сторонников безраздельного господства государственной собственности в социалистической экономике и признано необходимым трансформировать ее в многоукладную. Доминирующее положение в ней по-прежнему должен был занимать государственный сектор, однако рядом с ним допускалось существование альтернативных форм собственности.

Первым практическим шагом в этом направлении стал принятый 19 ноября 1986 года закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», открывший дорогу мелкому частному бизнесу и аренде на основе семейного подряда. Затем 26 мая 1988 г. последовал закон «О кооперации в СССР». Кооперативное движение сразу же набрало высокие обороты. К 1990 г. в стране насчитывалось 245 тыс. действующих кооперативов, в которых было занято более 6 млн чел.

Одновременно в рамках концепции «рыночного социализма» предпринимались попытки оживить работу государственного сектора экономики. Закон 30 июня 1987 г. «О государственном предприятии (объединении)» предоставил казенным предприятиям значительную самостоятельность, в том числе они получили право реализации части продукции на рынке по договорным ценам и свободного расходования вырученных средств. Таким образом образовался канал перекачки государственных средств в негосударственный сектор. Другим таким каналом стали кооперативы, создававшиеся при государственных предприятиях (составлявшие более 80% от общего числа кооперативов).

Государство формально сохраняло титул собственника, но уже слабо контролировало хозяйственную бюрократию. В этих условиях стремительно разворачивается процесс спонтанной «номенклатурной приватизации» (преобразование министерств в концерны, ассоциации, холдинги, создание на базе государственных предприятий акционерных обществ, в которых контрольный пакет акций принадлежал государству). По авторитетному мнению Е. Т. Гайдара, «размах номенклатурного разворовывания в 1990–1991 гг. намного превосходил все, что мы имели на этой ниве в 1992–1994 гг. Система 1990–1991 гг. с полной неопределенностью в правах на лжегосударственную собственность, с полной безответственностью специально была создана, чтобы, не боясь ничего, не стесняясь ничем, обогащаться»[Гайдар Е. Государство и эволюция. СПб., 1997. стр. 166].

Первым нормативным актом, долженствовавшим ввести процесс в законные рамки, стал закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», принятый 3 июля 1991 г. Закон определял перечень и компетенцию государственных органов, уполномоченных проводить приватизацию, регламентировал порядок и способы проведения приватизации государственных и муниципальных предприятий. Закон предусматривал пять способов приватизации государственной собственности: продажа предприятия по конкурсу, на аукционе, продажа долей (акций) в капитале предприятия, выкуп арендованного имущества, преобразование предприятия в акционерное общество. В соответствии со статьей 3 Закона цели и порядок приватизации должны были быть установлены Государственной программой приватизации, утверждаемой высшим законодательным органом.

В ноябре 1991 года Е. Т. Гайдар встал во главе правительства реформаторов. Однако все его усилия, направленные на ускорение процессов приватизации наталкивались на стойкое сопротивление парламента. Реакцией на оказываемое противодействие стал вышедший 29 января 1992 года указ президента РФ Б. Н. Ельцина «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указ ввел в действие ряд нормативных актов, раскрывавших механизм перехода государственной собственности в частную. Все государственные предприятия России были разделены на три группы: мелкие (до 200 чел. работающих и стоимостью основных фондов на 1 января 1992 г. менее 1 млн руб.), средние (соответственно от 200 до 1000 чел. и до 50 млн руб.) и крупные (свыше 1000 чел. и 50 млн руб.). Крупные предприятия подлежали акционированию, а их акции — продаже. Средние могли использовать как акционирование, так и иные способы приватизации. Мелкие же предполагалось выставлять на аукционы и конкурсы. Процедура акционирования предусматривала несколько методов: бесплатную передачу акций работникам предприятий и приравненным к ним лицам; продажу акций работникам по закрытой подписке; продажу на аукционе (победителем признавался участник, предложивший наивысшую цену); продажу на специализированном аукционе (все участники получают акции по единой цене, а объем покупки определяется в соответствии с предварительной заявкой); продажу акций АО по инвестиционному конкурсу (условием победы в нем выступали наиболее выгодные предложения будущих инвестиций); продажу по коммерческому конкурсу (покупатели обязывались выполнять ряд условий по отношению к предприятию, акции которого они приобретали).

Однако сломить сопротивление Верховного Совета РСФСР не удавалось, вследствие чего реформа собственности затормозилась до лета 1992 г. Оппозиционно настроенный по отношению к правительству и президенту парламент не желал брать на себя ответственность за разработку приватизационного законодательства. Президентские указы превратились в основной правовой регулятор отношений собственности. Поспешность при их составлении приводила к тому, что многие указы не были тщательно проработаны и их нормы давали бюрократии широкие возможности для манипуляций в целях создания особых условий приватизации отдельным отраслям, компаниям или покупателям.

Первыйэтап приватизации (1992–1994), получивший название ваучерного, или чекового, начался 5 июня 1992 г., когда был принят в новой редакции Закон о приватизации. Вскоре, 11 июня, последовало утверждение Государственной программы приватизации. Главными целями приватизации в 1992 году провозглашались:

«формирование слоя частных собственников, содействующих созданию социально ориентированной рыночной экономики;

повышение эффективности деятельности предприятий путем их приватизации;

социальная защита населения и развитие объектов социальной инфраструктуры за счет средств, поступивших от приватизации;

содействие процессу стабилизации финансового положения в Российской Федерации;

создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного хозяйства;

привлечение иностранных инвестиций;

создание условий и организационных структур для расширения масштаба приватизации в 1993–1994 годах».

Объекты, находящиеся в государственной собственности в Программе были разделены на три группы.. В группу объектов, подлежащих первоочередной приватизации, вошли предприятия сферы торговли, услуг, коммунального хозяйства, жилье, муниципальный транспорт и т. п. Вторую группу составили объекты, отнесенные к национальному достоянию, приватизация которых была безусловно запрещена: недра, земельные и водные ресурсы, континентальный шельф, железнодорожные, трубопроводные и автомагистрали и т. п.. Третью группу образовали объекты, приватизация которых допускалась только по особому в каждом случае распоряжению правительства или Госкомимущества.

Государственная программа содержала три основных варианта проведения приватизации. По первому из них работники предприятия бесплатно наделялись привилегированными (не голосующими) акциями в размере 25% от уставного капитала. Им полагалось также 10% обыкновенных (голосующих) акций, приобретаемых со скидкой в 30% от их номинальной стоимости, а руководству предприятия — еще 5% акций по цене, равной номиналу. Второй вариант разрешал трудовому коллективу приватизируемого предприятия приобрести 51% его акций, но по более высокой цене (в 1,7 раза выше номинала). Согласно третьему варианту по решению трудового коллектива создавалась инициативная группа, берущая на себя ответственность за проведение приватизации предприятия и ограждение его от банкротства. В случае выполнения группой взятых на себя обязательств по истечении заключенного ранее договора ее члены приобретали право на получение 20% уставного капитала в виде обыкновенных акций.

Включение в программу второго и третьего вариантов, по признанию ее разработчиков, представляло собой компромисс с директорским корпусом, обладавшим в то время всеми необходимыми рычагами, с помощью которых оказывалось эффективное сопротивление приватизации[4]. Компромисс с другой влиятельной группировкой — государственной бюрократией, был достигнут благодаря включению в программу положений, наделявших министерства правом принимать участие в работе комиссий по приватизации. Указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации», подписанный президентом 14 августа 1992 г. многими исследователями также расценивается как компромисс правительства с большинством населения страны.

Указ устанавливал довольно простую схему чековой, или ваучерной, приватизации. Государственная собственность, оцененная в 1,5 трлн руб., бесплатно и поровну «распределялась» между 146 млн граждан страны. Каждый житель получал ваучер номинальной стоимостью 10 тыс. руб., а вместе с ним и право свободно распорядиться чеком по своему выбору: обменять его на акции своего предприятия в ходе закрытой подписки, участвовать в чековом аукционе, купить акции посреднических организаций — чековых инвестиционных фондов (ЧИФов), коих было образовано около 400, или просто продать ваучер. 

На первых порах основным способом приватизации являлась конкурсная или аукционная продажа предприятий. Однако после указа президента от 1 июля 1992 г. «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» акционирование стало быстро вытеснять другие способы. Причем все крупные предприятия с балансовой стоимостью основных фондов свыше 50млн руб. (на 1 января 1992 г.) или численностью работников свыше 1 000 чел. подлежали обязательному акционированию. Таковых насчитывалось 30169. Из них свыше 70% уже к 1 июля 1994 г. оказались преобразованными в АО, а решения о реорганизации в акционерные общества открытого типа приняты в отношении 81% предприятий.

В научной литературе неоднократно обращалось внимание на слабость и несвоевременность законодательного обеспечения процесса приватизации, наглядно проявившиеся особенно на первом этапе. Так, программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ на 1992 г. была утверждена на сессии Верховного Совета только 11 июня. Утверждение Положения о холдинговых компаниях последовало 16 ноября 1992 г., то есть спустя год и четыре месяца после выхода закона РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ».

Журнал «Отечественные записки»

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох