Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1994 год

В 1994 году была учреждена партия "Демократический выбор России"

Рубрика: 1994 год

В 1994 году 12 июня была учреждена партия "Демократический выбор России". Нашла в архиве и перечитала программный доклад Е.Гайдара на учредительном съезде.

И так горько стало - как же девальвировались у нас понятия партия, политическая деятельность, лидер... В те времена трудно было себе даже представить, чтобы некто (пусть даже самый олигаршистый из олигархов) позвонил и предложил свои "услуги" в качестве лидера партии. А партия взяла бы "под козырек".

Надеюсь, нынешнее "Правое дело" не позиционирует себя как преемника ДВР, несмотря на некоторые персональные пересечения. Надеюсь, они не посмеют осквернить память Гайдара. Егор Тимурович был подлинным, неоспоримым лидером. Интеллектуальным прежде всего. И партию мы создавали осмысленно, четко понимая, почему и зачем.

Программный доклад Е.Гайдара на учредительном съезде партии ДВР 12 июня 1994 года.

«Мы создаем партию,
потому что верим в свою страну»

Программный доклад Е.Т.Гайдара на учредительном съезде партии «Демократический выбор России» 12 июня 1994 года

Дорогие друзья, уважаемые коллеги!

Программа, предложенная на ваше рассмотрение, вырабатывалась на протяжении нескольких месяцев, активно обсуждалась, корректировалась на совещании региональных депутатов. Она вам роздана. И я ни в коей мере не хотел бы сегодня её пересказывать. Также как не хотелось бы мне сегодня рассказывать о таких сюжетах как инфляция, рост денежной массы, дефицит бюджета и о многом, многом другом, о чем мне приходилось говорить неоднократно и в этом к в других залах.

Я хотел бы сегодня, обсуждая вопросы программы, остановиться только на одном, вопросе:зачем мы создаем, партию, на какие традиции в истории России мы опираемся, какой, собственно, выбор мы России предлагаем.

Надо быть поразительно невежественным в истории собственной страны, чтобы полагать, что идеи экономического развития, базирующегося не на принуждении, а на законности, частной собственности, уважении к правам человека привнесены в нашу страну из-за океана на парашюте. Вся суть русской истории на протяжении последних веков во многом вращается вокруг длинной фундаментальной дискуссии о том, как России ответить на вызов времени.

Близкая к тому центру ускорения экономического роста, каким стала Европа со второй половины вашего тысячелетия, культурно, географически связанная с Европой, Россия не обладала тем набором предпосылок, которые обусловили это беспрецедентное, вырастающее как бы из земли ускорение экономического развития - долголетней, протянувшаяся на многие века стабильностью отношений собственности, в том числе земельной собственности, надежной уверенности в том, что плоды твоего труда, твоей инициативы не отнимут по произволу ни чиновник, ни разбойник. Этот беспрецедентный поток малых, больших и крупнейших инноваций, который, собственно, и сделал Европу центром экономического роста, был совсем рядом. И для России вопрос о том, как отреагировать на этот вызов времени,всегда был ключевым. И в истории России на протяжении веков борются две принципиальные тенденции. Два стратегических ответа на этот вызов времени.

Первый из них связан с максимальным усилением государства,с подчинением ему интересов личности, с концентрацией в руках государства максимально возможного объема материальных, финансовых, властных ресурсов и полномочий. С использованием этих ресурсов для укрепления военной мощи и для инициирования экономического развития.
Второй связан с попыткой создать тот набор предпосылок, при которых потенциал России сможет реализовызаться. на основе инициативы граждан, стабильных, надежных источников постоянншго экономичекого роста. Для одних история России - это путь от Ивана Грозного к Николаю I и Сталину, для других это - тяжелый путь от предификации права, проектов реформ Сперанского, к великим реформам Александра П , к земству к формированию местного самоуправления, к финансовым реформам Вышнеградекого и Витте, к аграрным реформам Столыпина.

К началу XX века казалось, что Россия твердо выбрала второй путь в своем развитии. Всякий, кто знает историю начала XX века, помнит, как буквально месяцами начинала расти экономическая мощь государства, как окрепла государственная система, как, наконец, на основе земельной реформы создались предпосылки роста благосостоянии в деревне, как год от года укреплялись государственные финансы. Как Россия, создав предпосылки, позволяющие ее народу мобилизовать огромный творческий потенциал, начинала быстро догонять ушедшие вперед государства Западной Езропы. Трагическая мировая война, экстремизм перечеркнули надежду на реализацию этого потенциала российского развития. Тот общественный строй, который воцарился после революции в России, воцарился на многие десятилетия, был, пожалуй, самым радикальным и самым последовательным ответом на вызов Европы, реакцией на этот вызов,предполагавшей полное устранение всех механизмов общественного и экономического саморегулирования, всех, даже мельчащих, элементов общественной независимости, подчинение всех ресурсов страны государству, концентрацию их на задачах военного строительства и индустриализации.дарству, концентрацию их га задачах военного строительства и индустриализации. На протяжении 70 лет Россия показывала миру великий эксперимент. Можно ли таким образом ответить на вызов этого растущего из земли органического роста? И ответ был однозначным - нет, нельзя.
Здесь, в этом зале, присутствуют многие люди, приложившие руку к преобразованиям конца 80-х - начала 90-х годов. Но давайте не будем переоценивать собственные роли. Не мы сокрушили коммунизм. Коммунизм в России развалился. Он развалился под гнетом собственной неспособности решить проблоемы страны, накопив огромный внешний долг, разбазарив валютные и природные ресурсы, посадив страну на карточки, посадив ее на страшную иглу зависимости, ежегодной зависимости от крупномасштабного аграрного импорта. И, явно утратив идеологическую привлекательность, он развалился, оставив после себя отнюдь не цветущий луг, а бурьян, колючки, искореженную| бульдозером почву органического развития. И в этом колоссальная проблема, которая стоит сегодня перед Россией, стоит перед нами.

Потенциал роста, основанного на государственном принуждении, в России исчерпан. Этот эксперимент закончился. Но он в огромной степени нарушил те внутренние структуры, органичные структуры общества, которые нужны для того, чтобы обеспечить динамичный, нормальный спокойный экономический рост на основе общественной инициативы. Нет стабильных отношений частной собственности, нет традиций, которые их оправдывали бы. Нет стабильных традиций правопорядка в условиях демократии. Нет устойчивых социальных структур. Нет привычки к общественной самоорганизации. Нет всего того, что позволяет обществу развиваться органично и развивать процесс изнутри, из инициативы своих граждан. И она не появится по нашему желанию, она не появится просто потому, что нам так хочется. Для того, чтобы создать эту почву органического роста, нужна огромная работа, и нужна защита ее от тех, кто хотел бы еще раз перепахать российскую почву под один паровой каток.

Тот экономический курс, который проводится на протяжении последних полутора лет, является по своей природе курсом компромиссным, курсом в значительной стпени колеблющимся, и он не дает ответа на фундаментальный вызов россййскому развитию. Это скорее уход от ответа. У государства уже нет сил для того, чтобы обеспечивать экономический рост, у общества еще нет предпосылок для того, чтобы генерировать этот рост из себя. Мы уже не можем финансировать индустриализацию, экономическое развитие за счет еще больших объемов налогов. И мы вместе с тем еще не создали предпосылок , при которых это развитие идет, за счет самоинициативы, частной инициативы, частных сбережений, частных инвестиций.

К сожалению, этот отказ от вызова опасен. Он создает предельно нестабильную социально-политическую экономическую среду, являющуюся питательным бульоном для экстремистских экспериментов. Нет экономического роста, перебаламучена социальная структура, растет неравенство, не хватает денег на содержание социальной и производственной инфраструктуры, нет средств для поддержания на должном уровне образования, науки, культуры и того огромного потенциала, который все-таки существует и создан был в России. Если продолжить этутенденцию, то за 3-4-5 лет страна окажется надежно отброшенной в реальную колонимальную зависимость как раз под фанфарные заявления о национальном величии, национальных интересах, о необходимости военного строительства, протекционизма и т.д. Это не выход. И все мало-мальски здравомыслящие люди понимают, что просто в сохранении статус-кво у России нет перспективы. Тогда это означает, что этот социалистический эксперимент надежно и навсегда закрыл нашей стране дорогу к достойному будущему. Я лично с таким ответом не согласен и убежден, что подавляющее большинство здесь присутствующих тоже.

Но, конечно, из этого питательного бульона постоянно растут идеи, предложения, инициативы с тем, чтобы еще раз повернуть развитие страны вспять, еще раз поставить крупномасштабный социалистическай эксперимент, еще раз попытаться, пришпорить развитие России по государством направляемому пути. У них есть база. База недовольства значительной части населения тем, что происходит сегодня. Тем межсистемным беспорядком, когда нет ни надежного, устойчивого, хотя и неэффективного тоталитаризма, ни надежных устойчивых гарантий демократии и частной собственности.

И вот эта дезориентированнаая часть населения будет всегда пытаться повернуть на службу страшно опасного эксперимента. Эксперимента абсолютно безнадежного стратегически в истрии России. Безнадежного потому, что нет природных ресурсов, которые уже были разбазарены при прошлой попытке «великого скачка»; потому, что изменились сами закономерности нового этапа экономического роста. И тем не мнее такая угроза радикального поворота в Росии еще существует. Мы не должны о ней забывать. И те люди, которые думают об интересах России и ответственности перед миром должны, по-моему, сделать все для того, чтобы поставить предел такого рода попыткам.

Главное средство не допустить успеха подобного рода эксперимента очевидно. Это создание предпосылок устойчивого экономического роста на рыночной основе. То есть завершение того дела, ькоторое было начало реформаторами XIX века и которое было столь трагически оборвано в 1917 году.

«Создать предпосылки устойчивого экономического роста» - это в переводе на простой, обыденный язык последних десятилетий означает создать предпосылки экономического чуда на российской почве. «Экономическтие чудо» в оследнее время стало вполне техническим термином. В нем не больше чудеснрого, чем в радиотелефонии. Компоненты его — абсолютно необходимые предпосылки для того, чтобы обеспечить рост, базирующийся не на принуждении, не на том, что у граждан отбирают все, что у них есть, а на том, что создаются предпосылки, позволяющие использовать инициативу общества, достаточно ясны и очевидны. Они очень просты: стабильная национальная валюта, стабильный порядок, стабильное право, защищающее частную собственность, открытая экономика, низкие военные расходы, мирная внешняя политика, на этой основе - высокие национальные сбережения, высокие частные инвестиции. Вот тот нехитрый объем предпосылок, который необходим для того, чтобы Россия, как и многие другие страны, пошедшие по этому пути раньше, начала быстро и динамично развиваться.

Создать предпосылки для этого - вот та фундаментальная задача, которую мы должны решить для того, чтобы быть на уровне вызова, брошенного нам временем.
Ее останавливаясь на всех компонентах этой работы, скажу о нескольких принципиальных проблемах, которые, по моему глубокому убеждению, должны быть решены для того, чтобы Россия смогла нормально развиваться.

Начну, пожалуй, даже не с экономики, а с одного из фундаментальных вопросов нынешней политики - обороны и безопасности.

Не бывает и не было еще в истории страны,которая обеспечивала бы динамичный экономический рост, направляя 50 процентов своего внутренного валового продукта продукта на нужды обороны. Сегодня из каждого рубля налогов, которые поступают в федеральный бюджет, 50 копеек идет на финансирование оборонных расходов. И при этом армия недофинансирована,при этом действительно остро не хватает денег на ее содержание, при этом не хватает денег на нормальное вооружение, при этом не хватает денег на разработку высокоточного современного оружия и т.д.

Нам, без всякого сомнения, нужна надежная, высокоэффективная, мобильная, хорошо оснащенная, вооруженная "умным" оружием армия. Но мы никогда не будем ее иметь, также как мы никогда не будем иметь динамично развивающейся экономики, если не соберемся с силами для серьезной, глубокой военной реформы. У нас сегодня армия, доставшаяся нам в наследство от Советского Союза. Армия,непосильная России ни по числу призывников, ни по финансовым ресурсам. Армия, которая остро нуждается в серьезной и последовательной реорганизации, позволяющей сократить ее до тех размеров, которые, скажем, были в свое время в советской России, окруженной кольцом врагов, в начале 30-х годов, то есть примерно в 4 раза по сравнению с нынешним уровнем. Армии поэтому хорошо оснащенной, поэтому хорошо вооруженной, поэтому хорошо обеспеченной. Бессмысленно иметь огромную, плохо финансируемую голодную армию. Она не будет адекватна своим задачам, она не будет посильна нашей стране. Количество генералов все-таки должно соответствовать количеству солдат, а не количество солдат количеству генералов.
(аплодисменты)

Еще раз подчеркиваю, что в этом нет ни грана неуважения армии. Именно потому, что мы заботимся об армии, именно потому, что мы заботимся о ее боеспособности, мы абсолютно убеждены, что нам нужна последовательная, спокойная, организованная реформа, в полной мере учитывающая социальные проблемы военнослужащих.

Все наши расчеты и оценки показывают, что разговор о том, что сокращение армии нам финансово непосильно, основаны на дезинформации. Нам финансово непосильна попытка удержаться в военном строительстве на том, что было в Советском Союзе - все свои силы бросать на оборону государства.

Колоссальная проблема сегодняшней России - это огромное и неэффективное государство. Целая армия чиновников, кстати, не всегда хорошо оплачиваемая, но зато с огромными возможностями привлечения не совсем легальных дополнительных доходов. Армия чиновников, которая постоянно генерирует из себя все новые и новые ограничения на работу рынков, суть которых предельно проста: придумаем способ, позволяющий выстроить у моего кабинета большую очередь людей, страшно желающих получить от меня разрешение. Используются все аргументы для того, чтобы этого добиться.
(аплодисменты)

Сегодня именно незавершенность реформы государственного аппарата, огромные и ненужные ограничения на работу нормальных рыночных механизмов - это главный источник коррупции в нашей стране, того сташного зла, которое разъедает Россию. И вместе стем это огромное препятствие на пути снижения реального налогового бремени. На пути, позволяюшщем нам добиться, чтобы производственная деятельность не была бессмысленной в ныншних условиях.

В связи с этим серьезная реформа государственного управления, отмена ненужных и несбыточных граничений, сокращение государственного аппарата, реорганизация государствных расхоов таким образом, чтобы они были сосредоточены на том, что нужно государству: на правоохране, на культуре, на образовании, на здравоохранении,на науке — на важнейших направлениях, котрые определяют социальное здоровье и будущее общества. Эта задача реорганизации государственного управления должна быть решена для того, чтобы экономический рост России стал реальностью.

Структурная перестройка экономики и неэффективные предприятия. Нет ни одлной успешнойэкономики, которая обеспечивала бы рост на основе систематического сохранения неэффективных предприятий, на основе масштабного вложения средств, которыне забирают у тех,кто работает хорошо и иэффективно, и перераспределяют в пользу тех, кто работает плохо. Это не нужно никому, в том числе слабым предприятиям.Давайте не позволим вводить себя в заблуждение. Мы помогаем чаще всего не предприятиям, мы помогаем директорам сохранить их кресла и продолжать удерживать его, не умея работать в условиях рынка.
(аплодисменты)

Все наши анализы, оценки показывают, что при всех различиях в положении отраслей народного хозяйства, при всех объективных трудностях, которые сегодня есть, главный фактор, который определяет экономическое положение предприятия, один - это способность его управленческой команды нормально работать в условиях изменившейся экономики, в условиях, когда нужны другие качества, другие знания и другие умения. Создать предпосылки пере-структуризации предприятий, обновления управленческих кадров - это та задача, которая стоит перед нами, это то, почему мы всегда оудем настаивать на усилении финансовой ответственности, на принятии эффективных законов о банкротстве, на том, чтобы центр тяжести перенести с поддержки «директоров-инвалвдов» та поддержку действительно нуждающихся граждан.

Аграрная реформа.Здесь мы должны быть самокритичными. Уже в 1992 году, особенно после известного назначения г-на Руцкого главным начальником над аграрной реформой, она в России была существенно замедлена. Осенью 1992 года был допущен ряд серьезных ошибок, еще замедливших ее, а с 1993 года она во многом остановилась. Решение о передаче большей части фонда перераспределения земли обратно колхозам и совхозам практически поставило жирный крест на том создании рыночного сектора в сельском хозяйстве, которому нам все-таки удалось дать импульс в конце 1991 и в начале 1992 года.

Да, нам удалось легализовать право на выход из колхозов и совхозов с землей, с имуществом, закрепить это в нормативных актах. Не удалось сделать другого: не удалось добиться, чтобы это право было не просто декларировало, чтобы оно могло бытьреализовано на практике.
Мы категорически против любых форм насильственной реорганизации колхозов и совхозов; против того, чтобы "сверху" навязывать формы организации сельхозпроизводства. Но это не значит, что государство должно, как дойная корова, постоянно давать молоко чтобы обеспечить работу нежизнеспособных, неэффективных, заведомо нерентабельных хозяйств, чтобы, не дай Бог, на их месте нормальные работящие мужики не организовали хозяйство так, чтобы оно было эффективным и конкурентоспособным. Слухи о том, что в России нельзя производить продовольствие, которое будет конкурентоспособным по сравнению с западноевропейским, при заработной тате, которая в 20 раз ниже той, которая существует в Западной Европе, это, по-моему, просто свидетельство глубокого неуважения к собственному народу.

Разумеется, нам нужен новый и серьезный этап аграрной реформы, суть которого - обеспечение на практике тех прав, которые были прокламированы; новое законодательство о земле, нормально закрепляющее и легализующее частную собственность, без которой никогда не будет нормального сезонного кредитования, и все сельхозпроизводители так и будут ходить с протянутой рукой за государством: "Подайте сезонные кредиты!"; помощь в становлении системы крестьянских банков, помощь в становлении инфраструктуры сельского рынка, естественная и нормальная защита наших товаропроизводителей от демпинга там, где это демпинг; помощь в экспорте сельхозпродукции там, где он может быть реальным и конкурентоспособным. Короче говоря, серьезная аграрная реформа, а не попытки ухватиться за разваливающиеся остатки колхозно-совхозного строя. Это будущее российской деревни.

Важнейший для нас вопрос внешней политики, при всей значимости всех других вопросов — наших отношений с миром, с Соединенными Штатами, с Европой, с Китаем - это все-таки вопрос о так называемом "ближнем зарубежье", о наших отношениях с новыми независимыми государствами, сформировавшимися на базе Советского Союза. Это вопрос, задевающий 25 миллионов русских, проживающих в этих странах. Это вопрос, задевающий практически всякого российского человека, потому что у всех есть либо связи, либо знакомые, либо родственники в этих государствах, потому что мы культурно и экономически связаны. Это вопрос, задевающий почти каждое российское предприятие, имевшее связи, рынки сбыта, поставщиков в этих регионах. Это ключевой долгосрочный политический вопрос для России.

И здесь тоже есть две стратегии. Европу силой оружия пытались объединить много-много раз. И то, что никогда не удавалось ни с помощью гренадерских полков, ни с помощью танковых дивизий, было сделано на основе спокойной, организованной, лишенной внешней экзальтичности работы по формированию единого европейского рынка. И мы глубоко убеждены в том, что спокойная, не подчиненная текущим краткосрочным политическим соображениям работа по формированию единого рынка, объединяюшего территорию бывшего Советского Союза, - это стратегическая задача России, любого ответственного российского правительства, задача экономическая и политическая. Это спокойный путь от свободной экономической зоны к таможенному союзу; от таможенного союза - к созданию координационных органов, к валютному союзу. Но это путь, который может быть реализован при двух фундаментальных предпосылках. Первая. В том случае, если сама российская экономика будет стабильной, рыночной и привлекательной. Пока, как сегодня, при всех наших сегодняшних проблемах, российский рынок - это самый привлекательный рынок для государств Союружества, пока российский рубль - одна из самых устойчивых валют здесь, конвертируемая валюта, - до тех пор можно быть уверенным, что внутренние силы экономической интеграции будут работать на наше сближение. Они не дадут объективной возможности экстремистам, национал-экстремистам поставить пределы на пути развития нормального экономического сотрудничества, за которым всегда, если его не подстегивать, неизбежно, шаг за шагом, идет и развитие политического сотрудничества.

Но здесь есть огромная опасность - опасность поддаться магии голитичееких призывов, под лозунги немедленного восстановления единства сломать тот стержень мало-мальски стабильных и устойчивых российских институтов; немедленно, завтра повесить на плечи еще отнюдь не окрепшей российской экономике решение тяжелейших социальных, политических задач других республик, сложившихся на базе Советского боюза.
Я убежден: у нашего налогоплательщика пока вполне хватает того бремени, которое и так взвалило на него государство. Переобременять его дальше будет неправильно, безответственно, и кончится это развалом российской экономики, за которым отнюдь не последует никакой интеграции в рамках бывшего Советского Союза. Поэтому наш выбор в этой политике предельно простой: мы за всемерное стабильное развитие экономической интеграции бывших республик Советского Союза. Мы за то, чтобы использовать имеющиеся в нашем распоряжении рычаги для защиты всех гражданских прав русских и русскоязычных в республиках бывшего Советского Союза, но мы категорически против политиканства, против того, что может обернуться обострением национальных конфликтов, против решения проблем других государств за счет российского налогоплательщика.

Можно абсолютно твердо и однозначно сказать: у России стратегически сегодня нет другого курса, кроме как курс стабильного экономического развития на базе рынка и частной собственности. Любые другие эксперименты обрекают Россию на катастрофу или долгосрочное прозябание, отнимают у нее шанс быть достойной своей истории великой страной.

Но надо видеть и другое. Этот курс — единственный, но это курс против сильного встречного ветра. У России действительно нет очень многих фундаментальных предпосылок, необходимых для того, чтобы движение по этому пути было относительно легким и безболезненным. И как минимум, самое главное - у нее действительно нет стабильных предпосылок в виде долгосрочных традиций частной собственности, частного предпринимательства и законопослушания в условиях демократии.

Наши противники будут делать все для того чтобы заблокировать шанс России на достойное будущее. У них в распоряжении , надо сказать, испытанное, надежное орудие: демагогия, ложь, пустые обещания. Мы можем противопоставить этому только одно - правду. Но для того, чтобы донести эту правду до российского общества, для того, чтобы донести ее до избирателей, для того, чтобы она не осталась только нашей с вами правдой, а стала правдой общества, нам нужна эффективная, сильная, серьезная политическая организация. Именно для этого мы и создаемся.

Мы инициировали процесс создания партии, процесс создания достаточно организованной политической силы, объединяющей единомышленников. Я думаю, подавляющая часть из присутствующих по горло сыта слабыми межрегиональными коалициями, не способными обеспечить претворение в жизнь своих собственных решений; по горло сыта борьбой за теплые местечки тех или других демократичесних структур, по горло сыта неорганизованностью и неразберихой.

Может быть, где-то мы ошиблись, может быть, где-то нам не удалось найти единомышленников, может быть, кто-то по ошибке сел на другой поезд. Еще есть время сойти с этого поезда, отойти в сторону, делать что-то другое.

Я глубоко убежден: дезорганизованная , построенная кая как мягкая межрегиональная коализация структура имела бы столько шансов победить в предстоящей наммборьбе, как удельная княжеская конница в бою против бронетанковой дивизии.

Мы создаем партию, потоку что верим в свою страну, верим в ее потенциал, верим в то, что она может и должна стать страной свободных и обеспеченных людей, мы создаем партию, чтобы отстоять достойное будущее России.

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох