Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1992 год

Как обком КПСС стал администрацией Ростова

Рубрика: 1992 год

В своей книге «И верь, и бойся, и проси..»,о которой мы уже упоминали в нашем сообществе, экс-мэр Ростова Юрий Погребщиков рассказывает многих интересных страницах истории города — не столь давних, но уже полузабытых. Так, один из сюжетов главы «Мэрская работа» посвящен судьбе уникального исторического здания, в котором до августа 1991 года размещался обком КПСС, а до октября 1917 года — городская Дума.

Примерно в это же время (1992 год — А.А.) мне пришлось принять еще одно решение, которое, безусловно, далось мне не очень просто.

Здание Областного Комитета Партии в городе Ростове являлось одним из самых замечательных по архитектуре и доминантному своему расположению. Конечно, я был убежден, что внимание к нему и заинтересованность в его использования должна была проявить администрация области. Я выждал некоторое время, изучая отношение руководителей региона к этой проблеме, и понял природу их нерешительности в этом вопросе. При всей привлекательности этого здания для расположения там структур администрации области решиться на это Чуб и его команда не могли. Скорее всего, это было следствием их предыдущей карьеры. Большинство из них были функционерами партии, находящейся в то время в опале. Была некоторая боязнь возможных ассоциаций, связанных с размещением администрации области в этом здании.

Кроме этого здание после августовских событий 1991 года было практически разгромлено и захвачено различного рода организациями, в том числе и казачьими, которые никаких юридических прав хозяйничать в этом уникальном здании не имели. Более того, в результате их присутствия в здании царил беспорядок и бесхозяйственность. Все, что можно было раскрасть, было раскрадено, ибо партийная собственность в то время оказалась ничейной собственностью. Никто не хотел выступать в роли законного наследника в этой ситуации.
Я же, совершенно иначе рассматривая перспективу использования этого знакового для города здания, принял решение, что оно должно принадлежать администрации города. Я переговорил на эту тему с губернатором и получил от него принципиальное согласие на решительные действия в упорядочивании сложившейся ситуации. Одновременно Владимир Федорович также предостерег меня о том, чтобы занятие этого здания не вызвало политических резонансов в городе.

Позиция представителя Президента Зубкова была, к сожалению, абсолютно деконструктивна. Ему показалось, что там можно расположить какие-то общественные организации. В частности шел разговор о создании там городской художественной или музыкальной школы. Эти его предложения систематически публиковались в СМИ, но конкретных механизмов реализации их со мной Зубков не обсуждал. В момент, когда мы принимали решения, связанные с упорядочиванием отношений с казачеством и выдворяли их из города, практически в течение двух суток здание бывшего обкома партии было освобождено от всех незаконно в нем находящихся структур. Буквально за неделю под жестким контролем, моим и Ивана Антоновича (Станиславов, в 1992 году заместитель мэра — А.А.) произошла передислокация администрации города в это здание.

С этого момента над уникальным архитектурным ансамблем в центре города были подняты флаги администрации Ростова и я считаю, что это было абсолютно правильное решение. Здание, которое является визитной карточкой города, должно было использоваться, как административное, и именно в нем должна была быть расположена городская власть. Одно это, конечно, не может быть главным признаком власти, но сам этот факт явился, безусловно, одним из элементов, формирующих уважительное отношение к ней.

Область вскоре за этим событием предприняла скромные попытки вернуться к разговору о собственности по отношению к этому зданию, но позиция Владимира Федоровича мною уже была опубликована и возврата процесс уже не имел. С тех пор, и я думаю навсегда, это здание в глазах ростовчан будет ассоциироваться с властью и способствовать ее авторитету в городе. Надеюсь, что он, этот авторитет, будет формироваться и не только благодаря расположению администрации в нем.

Когда мы вошли в здание бывшего обкома и определились, что там впредь будет администрация города Ростова, то, приведя в приблизительный порядок все помещения и убрав признаки разрухи, которые царили там после событий августа 1991 года, мы приняли решение и официально освятили здание администрации. Это было очень торжественное, необычайно красивое и знаковое мероприятие. Процедуру освящения производил владыка Владимир, пользующийся огромным уважением среди жителей Ростовской области, собственно говоря, и не только среди них. Факт освящения здания администрации города Ростова стал достаточно знаковым событием в то время. Шел 1992 год. Много было для людей нового в том, что им приходилось познавать. Было много и негативного, угнетающе влияющего на психику людей. На фоне этого освящение здания администрации, торжественное и официальное, безусловно, было позитивно для восприятия ростовчанами, хотя и в этом случае не замеченным это не осталось со стороны различного рода недоброжелателей. Для меня же факт освящения еще имел и положительные последствия в ходе моего противостояния с деконструктивной частью казачества. Авторитет владыки Владимира у казаков был безусловным. Они могли бы быть не согласны с теми или другими его шагами, но никогда не посмели бы противостоять его официальной позиции. А его официальная поддержка того, что мы делали в городе, усиливала наше положение и мы были благодарные ему за это.

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох