Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1991 год

Главные результаты революции 1991 г. не удастся отменить ни Путину, ни ФСБ...

Рубрика: 1991 год

Этот текст взят из блога Юрия Лучинского, а он, в свою очередь - из ЖЖ своего "давнего друга и коллеги по деятельности, связанной с упразднением советского режима" Алексея Мананникова Про это нельзя забывать. Пригодится. А.Мананников, один из лидеров движения "Демократическая Россия", депутат Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва (1993—1995), рассказывает о том, как и почему мы пришли к событиям конца 80-х - начала 90-х. Выступление на Круглом столе в Сибирской академии госслужбы Думаю, мало кто будет оспаривать тезис о том, что события 1989-1991 годов в России, нужно характеризовать как социальную революцию.

У этой революции есть очевидный результат – крушение коммунизма и распад СССР, соответственно, с точностью до конкретной даты в календаре можно сказать, когда же революция завершилась* Началась же она, по-моему, как раз 20 лет назад первыми в истории СССР альтернативными выборами. Сейчас пытаются проводить сравнения нынешнего времени с периодом перестройки, задаваясь вопросом, возможно ли повторение процесса «демократизации» в современной России? Я на этот вопрос отвечаю отрицательно. Революция 1989-91 г.г. началась не на пустом месте. Она готовилась. Архитекторами и прорабами перестройки. Людьми благонамеренными и благодушными. Благодушие их вызвано состоянием социологической науки того времени. Они искренне верили в такие, что выяснилось некоторое время спустя, бессодержательные пропагандистские муляжи как «полная и окончательная победа социализма в СССР», «новая историческая общность советский народ», «советский народ – самый читающий и образованный в мире» и т.п.

В этих характеристиках – благодушие и благонамеренность – их, прорабов перестройки, принципиальное отличие от нынешних властей предержащих. И отсюда – принципиальная невозможность «ослабления гаек» сверху нынешними. Архитекторы перестройки сами сделали всё возможное для подготовки страны к революции. Провели антиалкогольную кампанию и заставили существенную часть населения посмотреть на жизнь трезвым взглядом. Разрешили публикацию «антисоветских произведений» и критику самого святого – номенклатурных работников и партии в целом. Освободили политзаключенных. Вы знаете, как весной 1988 года в Эстонии встречали приехавшего в лагерной робе из Потьмы Марта Никлуса? Его всем городом пронесли на руках от вокзала до дома. Прекратили глушения западных радиостанций Отменили крепостное право. Я имею в виду ст.209 УК РСФСР «Тунеядство». В июне 1988 я забрал трудовую книжку из государственной конторы и больше не обязан был где-либо числиться трудоустроенным. У многих появилось свободное время для «антисоветской» деятельности. Законы о кооперации и индивидуальной трудовой деятельности обеспечили финансирование революции. Уже не надо было ждать, когда Запад нам поможет, мы могли сами заработать на помощь революции.

Наконец, сам закон о выборах. Впервые допускавший альтернативность кандидатов. Несмотря на существование квот для «общественных организаций» и «окружных предвыборных совещаний», куда более демократичный, чем всё теперешнее избирательное законодательство чекистов. И вот выборы. Все новосибирское городское начальство осталось за бортом. Предисполкома Индинок уступил директору одного из заводов. Первый секретарь горкома Маслов – военному. Первый секретарь обкома Казарезов едва обошел соперника в самом дальнем сельском округе. Председатель СОАН Коптюг в огромном национально-территориальном округе, включавшем в себя Новосибирскую и Томскую область, проиграл летчику Демакову. Не потому, что ученый, а потому, что в биографии написали «депутат Верховного Совета СССР» Дальше события накатывали и наслаивались одно на другое как снежный ком. Вот всего лишь события моей почти личной жизни. Через две недели после выборов, 9 апреля, первые десять экземпляров «Пресс-бюллетеня» Сибирского информационного агентства» нашли своих читателей в Нарымском сквере. Ещё через две недели, 23 апреля, меня с листочками третьего номера «Пресс-бюллетеня» и книгой Анатолия Марченко «Живи как все» задержали в том же сквере и дали 10 суток административного ареста.

Суд приговорил книгу Марченко и «ПБ» к сожжению как печатные материалы, запрещенные к обращению на территории СССР. Радио «Свобода» тогда две недели отплясывало на костях Железнодорожного районного суда. В результате областной суд отменил ритуальное сожжение антисоветской литературы. В конце мая вся страна сидела у ТВ, таксисты слушали не кассеты с блатным шансоном, а трансляции Съезда народных депутатов СССР. 7 июня рейсовый самолет «Аэрофлота» доставил в Новосибирск первый массовый тираж «ПБ» – 5 тысяч экземпляров, отпечатанный, кстати, в типографии МВД Литовской ССР. 30 июня новосибирская милиция арестовала 10-тысячный тираж очередного номера «ПБ» прямо в аэропорту. После массовой головдовки на пл. Ленина с её последующим разгоном ОМОНом «ПБ» стал самым популярным изданием в регионе. Дальше – забастовки шахтеров в Кузбассе…

Под конец 1989 года Максим Клименко, один из издателей «ПБ», разлив по стаканам коньяк, сказал: «Давайте проводим самый счастливый год в нашей жизни!» Теперь очевидно, что в жизни моего поколения этот год, год начала революции, был самым счастливым. Пусть тем надеждам, которые нас тогда переполняли, не суждено было сбыться в России, я не тороплюсь вслед за некоторыми либеральными публицистами характеризовать упущенные возможности термином «просрали». Всё-таки два главных результата революции 1989-91 г.г. не удастся отменить ни Путину, ни ФСБ, никакой другой подлой силе. Никому не удастся восстановить коммунизм, никому не удастся восстановить СССР. Хочу подчеркнуть, что в отличие от «национального лидера», я не только не рассматриваю распад СССР как «крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века» (более крупную чем две мировые войны?), а совсем наоборот, считаю этот распад важнейшим положительным итогом нашей революции. Даже если бы от превратившейся в чекистский осколок «империи зла» (России) удалось отколоть не 14 бывших союзных республик, а одну, скажем, крошечную Эстонию, я бы и это считал успехом освободительного движения. Успехом борьбы за вашу и нашу свободу, о которой теперь почти забыли.

От «империи зла» навсегда отделились не только советская Прибалтика, но и Украина, и Грузия. Нам есть с кого брать пример, есть к чему стремиться. Только надеяться на повторение демократизации сверху не надо. В отличие от благодушных старцев из политбюро пацаны из КГБ беспощадны как природа. Дедушка Мичурин на школьных плакатах моего детства советовал не ждать от природы милостей: «взять их у неё – наша задача». Мананников, Алексей Петрович Председатель Новосибирской областной организации движения "Демократическая Россия", депутат Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва (1993—1995); родился 18 января 1955 г. в г. Новосибирске; окончил экономический факультет Новосибирского университета в 1978 г.; 1978—1982 — аспирант, затем преподаватель кафедры политэкономии Института управления (Москва); в 1982 г. был арестован за поддержку польского профсоюза "Солидарность" и критику действий советских и польских властей по подавлению рабочего движения, осужден на три года лишения свободы; после освобождения в 1985 г. возвратился в Новосибирск, работал кочегаром, кровельщиком; 1988—1990 — сотрудничал с газетой "Гласность", был основателем Сибирского независимого информационного агентства, корреспондентом Радио "Свобода"; 1990—1993 — народный депутат РФ, работал на постоянной основе в Комитете Верховного Совета по вопросам экономической реформы и собственности, входил в депутатскую группу "Демократическая Россия", фракцию "Радикальные демократы" и "Коалицию реформ"; в 1991 г. возглавил областную организацию движения "Демократическая Россия", с февраля 1994 г. — член Координационного совета ДР; в 1993 г. был избран депутатом Совета Федерации РФ, являлся заместителем председателя Комитета по международным делам, членом Мандатной комиссии; в декабре 1995 г. неудачно баллотировался на выборах в Государственную Думу второго созыва и главы администрации Новосибирской области.

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох