Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1991 год

"В декабре 1991 года мы предотвратили гибель сотен тысяч людей в межнациональной войне"

Рубрика: 1991 год

Подписание Беловежских соглашений в Вискулях 8 декабря 1991 года подвело черту над почти семидесятилетней историей СССР. Могучая свердержава ХХ века, выигравшая Великую Отечественную войну, первая отправившая человека в космос и внушавшая страх всему миру в одночасье прекратила свое существование. Вместо привычной аббревиатуры СССР граждане уже бывшего Советского Союза услышали загадочные слова Содружество Независимых Государств.

Как проходила процедура политико-правового свертывания советской державы? Почему новое геополитическое образование получило название СНГ? Какие цели преследовали участники переговоров в Вискулях? На эти и другие вопросы мне лично ответил первый министр иностранных дел Республики Беларусь П.К. Кравченко, который является одним из авторов Соглашения о создании Содружества Независимых Государств. Уже довольно продолжительное время прошло после нашей беседы, однако в контексте происходящих сейчас событий на постсоветском пространстве данное интервью по-прежнему не теряет своей актуальности

.

В своих выступлениях Ваш российский коллега Андрей Владимирович Козырев (министр иностранных дел РФ в 1990-1996 гг. – П.А.) неоднократно подчеркивал, что подписание соглашения об образовании СНГ 8 декабря 1991 года было обусловлено необходимостью предотвращения развития событий в распадающимся Советском Союзе по югославскому сценарию. Насколько все-таки был реален именно такой вариант развития политической обстановки в СССР? - Абсолютно согласен с Андреем Владимировичем. В 1991 году в СССР были отчетливо видны тревожные симптомы кризисного состояния империи: велась кровопролитная гражданская война в Закавказье, небезызвестные события в ферганской долине, приднестровский конфликт.

Также следует иметь в виду, что осенью 1991 года еще до Вискулей были достаточно отчетливо обострены российско-украинские отношения. Достаточно вспомнить, что когда началась перепалка между Верховными Советами Украины и России относительно перспектив применения ядерного оружия, часть депутатов украинского парламента вскользь заявили: «вы не нарывайтесь, у нас тоже есть чем ответить». Конечно, в практическую плоскость эти события еще не разворачивались, но опасность именно такого варианта была вполне реальной. Поэтому участникам встречи в Беловежье необходимо было не допустить югославского сценария на постсоветском пространстве и поставить юридическую точку в давно свершившимся процессе – распаде СССР. -

Обратимся непосредственно к тексту соглашения об образовании СНГ. Ряд участников той встречи в своих мемуарах или публичных заявлениях называют себя в качестве авторов знаменитой сентенции о том, что «СССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». Так кому все-таки принадлежит авторство этой знаменитой фразы текста Беловежского соглашения? - Эта фраза принадлежит мне. При подготовке моего политического эссе (Кравченко, П.К. Беларусь на распутье или правда о Беловежском соглашении. Записки дипломата / П.К. Кравченко. - М.: Время, 2006 – П.А.) редактор, вычитывая текст рукописи, намеренно обезличил ситуацию с авторством этого знаменитого утверждения. В свою очередь, в моем личном архиве хранится оригинал Соглашения, а также четыре черновых экземпляра, где данная фраза написана именно моей рукой. - Довольно судьбоносная фраза, которая подвела черту над целой эпохой… - Самым трудным было именно начать работу над текстом. У нас не было заранее согласованного документа либо проекта соглашения о создании СНГ, и минут 20-30 мы яростно спорили по этой проблеме, участниками встречи были высказаны самые разные и оригинальные предложения. А я в это время спокойно сидел, слушал и буквально с первого раза на желто-сером кусочке бумаги, которая, повторюсь, хранится в моем архиве, написал эту самую фразу, что «СССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Вначале я написал «прекратил», а потом зачеркнул и написал «прекращает» свое существование. Когда в яростных дебатах наступила долгожданная тишина, я обратился к присутствующим: «Господа, послушайте, есть такое предложение. Во французском праве есть знаменитая формула: «король умер, да здравствует король!» Поэтому вначале надо констатировать смерть данного политического образования». И зачитал фразу о прекращении существования СССР. Е.Т. Гайдар (заместитель Председателя правительства РСФСР - П.А.)закричал: «да, это то, что надо!». Ни у кого возражений по данному вопросу не было. Сразу после одобрения моей фразы участниками встречи я отметил, что после констатации прекращения прежней геополитической реальности, необходимо сразу же подчеркнуть, что на ее основе мы создаем что-то новое. То есть не просто так взяли и «свернули» СССР, а создаем вместо него новый геополитический центр интеграции на уже новом постсоветском пространстве. И вот по данному вопросу у нас начались горячие дебаты. Были высказаны самые разные предложения по этому вопросу. По итогам мы решили остановиться на двух терминах - Сообщество и Содружество. Формулировка «Содружество» показалась нам более мягкой и, если можно так выразиться, более дружелюбной, по сравнению с «Сообществом» учитывая семидесятилетнюю общую историю.

Термин «Сообщество» в данной ситуации представляется несколько нейтральным по сравнению с «Содружеством». В конечном итоге мы остановились на таком названии как Содружество Демократических Государств. Этот вариант мы и представили своим украинским коллегам. - А украинцы разве не участвовали в составлении документа? - Они изначально самоустранились от работы над текстом Соглашения. Мол, вы там дискутируйте, создавайте, а мы посмотрим, подписывать это или нет. Украинская сторона реально боялась, что, создавая условный там СДГ, Россия может в дальнейшем вернуться именно к прежней формуле СССР. Поэтому Л.М. Кравчук в принципе ничего не хотел подписывать. Для него просто немыслимо было создание каких-нибудь наднациональных органов в новом геополитическом образовании, в какой-то момент показалось, что переговоры вообще могут быть прекращены.

- Каким образом удалось удержать в Вискулях украинскую сторону? - Я был посредником между россиянами и украинцами. На самой встрече мне приходилось иногда даже разрешать возникающие противоречия между делегациями. Выход из ситуации нашелся довольно неожиданно. Украинцев смутило в названии Содружество Демократических Государств термин «демократические». Ведь предполагалось, что в СДГ будут входить также среднеазиатские республики и украинцы резонно заметили, что никакой демократии в Узбекистане и Туркменистане нет и быть не может, это априори мифическое политическое образование, если его назвать именно таким образом.

Сразу же был предложен термин «Независимость». Содружество Независимых Государств. Именно эта формула устроила украинскую сторону и работа над текстом документа продолжилась. - Кто же был автором устроившего все стороны текста Соглашения об образовании СНГ? - Все-таки это было коллективное авторство, свои правки вносил я, С.М. Шахрай (советник Президента РСФСР по правовой политике - П.А.), А.В. Козырев, но основную роль редактора и модератора всех обсуждений играл, безусловно, Е.Т. Гайдар.

- Содружество Независимых Государств… Если обратиться к общей теории права, то государство как территориальная, суверенная организация управления обществом, обладающая международной правосубъектностью уже априори является независимым. Само название «Независимые Государства» является, по сути, правовой тавтологией.

- Да, тавтология здесь налицо, однако надо понимать специфику момента, парад суверенитетов, крах ГКЧП в августе 1991 года, когда сразу же почти все республики заявили о своей Независимости. Лично мне эта редакция понравилась, хоть она и несколько некорректна с юридической точки зрения. Лишний раз подчеркнуть то, что новое государственное образование (СНГ) не является в полном смысле государством, а представляет собой некую ассоциацию, где очень многое должно решаться самостоятельно, я думаю в этом был определенный смысл надо было подчеркнуть специфику момента ..

- Авторы многих мемуаров и исследований на данную тематику отмечают, что в Вискулях определяющим моментом был все-таки диалог и противостояние Л.М. Кравчука и Б.Н. Ельцина относительно перспектив создаваемого СНГ. А какова роль белорусской делегации в переговорном процессе? - Беларусь была в роли хозяйки встречи, поэтому основная задача хозяина заключается в том, чтобы людей усадить за стол переговоров и добиться того, чтобы был какой-то результат. С другой стороны, необходимо учитывать, что политический вес участников встречи был совершенно различен. Кто такой Б.Н. Ельцин? Это Президент де-факто суверенного на тот момент государства. Л.М. Кравчук – только что (1 декабря 1991 года – П.А.) избран президентом, то есть это совершенно другие политический уровень и статус в отличие от того же М.С. Горбачева, который на должность Президента был избран Съездом народных депутатов СССР и С.С. Шушкевича – всего лишь Председателя Верховного Совета Беларуси. С.С. Шушкевич не имел такого политического веса ввиду того, что не был избран на свою должность народом, хотя и именовался он официально руководителем государства. Вместе с В.М. Кебичем (председатель Совета Министров Республики Беларусь - П.А.) они не до конца понимали, что на самом деле происходит. Поэтому они старались не отставать от лидеров России и Украины, двигаясь в соответствии с обозначенной политической повесткой встречи. Белорусская сторона стремилась сохранить нейтралитет, участвуя в организационных аспектах подписания документа об образовании СНГ. По сути, встреча в Вискулях – это компромиссный, в конечном итоге, диалог лидеров России и Украины.

- Не было споров относительно границ новых территорий государств? Тот же Крым в Украине или части бывшей Советской армии, которые были расквартированы по всему Союзу…

- Тут мы сразу договорились о так называемом «нулевом варианте», в соответствии с которым, каждый остается ровно с теми границами, армией и ресурсами, которые у него были на момент декабря 1991 года. В статье № 5 Соглашения прямо сказано, что «Высокие Договаривающиеся Стороны признают и уважают территориальную целостность друг друга». По данному вопросу в Вискулях было полное понимание. Иначе будет новая Югославия.

- Ощущалась ли психологически или на каком-либо ином уровне возможность применения со стороны Горбачева каких-нибудь санкций или действий?

- Да, ощущалось такое. Страх витал в Вискулях. Все боялись и понимали, что возможно определённое противодействие со стороны М.С. Горбачева. Кроме того, ему регулярно по спецсвязи обо всем докладывал Э.И. Ширковский (Председатель КГБ Беларуси - П.А.), поэтому Президент СССР знал обо всем происходящем в Вискулях. Перед поездкой в Беларусь Ельцин лично сказал Горбачеву, что собирается в Минске встретиться с Кравчуком. Горбачев молча развел плечами, мол, действуйте, как хотите. Хотя у него была полная информация относительно содержания предстоящего диалога Президентов России и Украины. Горбачев здесь проявил полное политическое безволие и оказался невольным союзником создания СНГ.

- А все-таки, почему первому позвонили Дж. Бушу-старшему после подписания Соглашения?

- Дело в том, что процесс распада СССР был уже настолько явным процессом, что все в мире были озадачены судьбой ядерного чемоданчика некогда единой страны. Ядерное оружие находилось на территории Беларуси, Казахстана, Украины и России. Вы представляете, какая это угроза для международной безопасности? Я не знаю, кто именно принял такое решение, но, тем не менее, мы сочли разумным, что надо позвонить сначала Дж. Бушу, для того, чтобы сказать: не беспокойтесь, ядерное оружие мы берем под свой контроль. С точки зрения международного права и международных отношений эта логика развития событий достаточно серьезная, потому что самым главным в той ситуации было не спровоцировать ядерный конфликт, ведь американская сторона не приветствовала факт распада ядерной державы на несколько таких же ядерных государств. Если подходить к этому вопросу с позиций этики – то да, сегодня многие считают, что надо было поставит в известность Горбачева. Но опять же – в какую известность его ставить, если он и так все знал о происходящем? Тем более, что ему Ширковский звонил постоянно. Я думаю, что Ельцин и Горбачев к тому времени уже просто договорились между собой о том, что последний уйдет спокойно, поэтому тут я не вижу никаких противоречий.

- Скажите, а обсуждалась ли роль Горбачева в создаваемом СНГ? Скажем, должность почетного президента или генерального секретаря СНГ? - Нет. Речь шла о том, что его надо отправить на пенсию. - То есть вместе с советским Союзом уходит и Горбачев?

- Да. Ни одна из сторон даже не заикнулась о том, что надо Горбачева политически пристроить или найти какое-то подобающее место первому и последнему Президенту Советского Союза. Хотя сам Горбачев повел себя постыдно. Когда ему позвонили в Москву после подписания, он начал говорить о размере пенсии и постпрезидентском содержании, стремился выторговать себе определенные условия. Ельцин вынужден был вмешаться в достаточно грубой форме и поставить того на место. В той ситуации Горбачев был жалким и вел себя совсем не по-президентски. - СНГ – это все-таки форма цивилизованного развода бывших советских республик или же попытка создания нового механизм интеграции на постсоветском пространстве? - С самого начала участниками этой встречи рассматривали Содружество как форму цивилизованного развода. Все понимали, что в коммунальной квартире трем, четырем, пяти, пятнадцати субъектам, хозяевам или хозяйкам ужиться невозможно. Поэтому необходимо было цивилизованно развестись, а затем, исходя из функциональных и государственных интересов, определить форму своего участия в новом интеграционном образовании. Поэтому и первая логика верна, и то, что мы не исключали возможность того, что далеко разойтись нельзя, учитывая кровнородственные связи. - Напоследок немного философский вопрос. Существовала ли возможность реформирования Советского Союза или этот проект априори был обречен на самоликвидацию? - Как сейчас помню, что после знаменитой отмены 6-й статьи Конституции о руководящей и направляющей роли КПСС в жизни Советского государства, я сказал своим родственникам, чтобы они срочно поехали в Вильнюс и Таллинн и полюбовались местными красотами, так как скоро это будут уже независимые государства и туда придется ездить по загранпаспорту. СССР в том формате, в котором он был создан, был обречен на геополитический крах. В экономическом плане страна была полностью неконкурентоспособной. Как только у Союза кончились ресурсы и валютные резервы в связи с низкими ценами на энергоносители, в стране произошел коллапс. И вылезли наружу все национальные и исторические противоречия, которые, прежде, сдерживались благодаря авторитарной политике партии и репрессивному аппарату спецслужб и МВД. И я считаю, что мы в Вискулях сделали большое дело, предотвратив кровавый сценарий распада сверхдержавы и неминуемой гибели сотен тысяч людей в межнациональной бойне. Каждый добровольно и цивилизованно пошел своим путем, который ему предначертала судьба и история.

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох