Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1990 год

Борис Ельцин: Возьмите власти столько, сколько сможете проглотить

Рубрика: 1990 год

"Слова Бориса Ельцина, которые знают все (но далеко не все понимают их значение)" Так назвал свою аналитическую статью, переданную специально для нашего сообщества, депутат Госдумы РФ первого созыва, доктор политологии Валентин Михайлов. В ней идет речь о событиях 1990 года, когда в условиях "парада суверенитетов" российские власти выстраивали непростые отношения с автономиями - в частности, с Татарстаном, откуда В.Михайлов родом, а также с другими, в том числе северо-кавказскими республиками. Цель автора - представить события тех лет в их истинном свете, без наслоившейся "мифологизации".



Автор статьи - Валентин Михайлов

Деятельность Бориса Николаевича Ельцина, по моему убеждению, еще не получила исторически точной, взвешенной оценки. Это может показаться странным: ведь среди нас так много его соратников и друзей. Но постоянная поверхностная работа журналистов и труды недоброжелателей могут деформировать понимание даже простых событий. Приведу один пример. Это связано со словами Б.Ельцина, которые имели непосредственное отношение к важнейшему процессу становления новой России – взаимоотношения с автономиями. Эти слова тиражировались, искажались, переводились на разные языки, интерпретировались. Но чаще всего смысл передавался поверхностно и по сути дела искажался.

В 1990 году Россия пережила чрезвычайно волнующий процесс. Шестнадцать автономных республик, входящих в Российскую Федерацию, одна за другой начали принимать декларации о государственном суверенитете. К ним присоединились автономные округа и две автономии Грузии. В июле начало положила Северная Осетия, а к середине декабря процесс практически завершился. Двадцать две декларации менее чем за пять месяцев. Не только россияне, но и граждане и политики многих стран с тревогой наблюдали за этим. Параллельно разворачивались события в Югославии, которые привели ее к распаду, и это усиливало общую озабоченность.

С тех времен и до сего дня широко распространено мнение, что ключевую роль в этом играли два события: принятие Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 г. и поездка Б. Ельцина по автономным республикам в начале августа, во время которой он сказал «Берите столько самостоятельности, сколько сможете удержать» (Казань) и «Возьмите власти столько, сколько сможете проглотить» (Уфа). При этом о словах Председателя Верховного Совета РСФСР говорят даже чаще и с большим удовольствием: уж очень образно сказано.

Сторонники обособления от России, использовали их как разрешение на суверенитет, выданное автономиям первым лицом страны. Противники таких деклараций ставили Ельцину в вину эти слова: с них будто бы начались большие проблемы и единство России было поставлено под вопрос.

Тут самое время спросить: А что имел ввиду Ельцин? Почему он был вынужден обратиться к этому?

Но сначала посмотрим какие события 1990 года предшествовали этому, какая была обстановка в то время.
- С весны под давлением прибалтийских республик, требовавших независимости, Горбачев был вынужден начать работу над проектом Союзного договора.
- В России началось сильное движение за создание своей компартии - РКП. Этот вопрос подробно обсуждалось на Политбюро ЦК КПСС.
- в мае – июне первый съезд народных депутатов РСФСР обсуждает и 12 июня принимает Декларацию о государственном суверенитете РСФСР.
- 26 мая провозглашен суверенитет Грузии. Декларации прибалтийских республик приняты в предыдущие годы.
- 10 июня Горбачев заявляет, что он - за такой Союз, в котором права Центра делегируются снизу вверх республиками. Необходимость реформирования Союза как федерации поддерживается и в партии и в обществе. Еще ранее была начата работа над проектом нового Союзного договора.
-20 июля декларацию принимает маленькая Северная Осетия. Первым секретарем обкома Северо-Осетинского обкома КПСС являлся Александр Дзасохов, который за лишь за неделю до этого на 28 съезде КПСС был избран членом Политбюро и секретарем ЦК КПСС и был на этих должностях до августовского путча в следующем году.
- 9 августа принята Декларация в Карелии.

- 24 июля в газете «Вечерняя Казань» появилась рубрика «Дискуссионная трибуна ВК: какой быть Татарии?» и до принятия Декларации 30 августа почти в каждом номере была подборка писем на эту тему. Анализ почты «Вечерней Казани» показал, что подавляющее большинство читателей было за то, чтобы республика оставалась в составе Российской Федерации (42240 читателей, включая подписи в коллективных письмах), а явное меньшинство – за союзный статус Татарстана (148 читателей, т.е. 0,4% от общего числа).

Теперь вернемся к словам Б. Ельцина. Что он имел ввиду, когда сказал: «Берите столько самостоятельности, сколько сможете удержать»?

Вспомним, что для разрешения узловых вопросов национальной политики М. Горбачев предлагал такие преобразования : «В политической области – существенное расширение прав союзных и автономных республик, других национальных образований; передача на места все более широкого круга управленческих функций; усиление самостоятельности и ответственности республиканских и местных органов. В федеративном государстве должно быть четко определено, что относится к компетенции Союза, а что является суверенным правом республики, автономии». Это сказано 30 мая 1989 г. на первом съезде народных депутатов СССР.

В последствии, обсуждение «наполнения федерации новым содержанием» разворачивалось в Политбюро ЦК многократно и для него всегда использовался язык передачи полномочий от республик к центру, компетенции федерации и ее субъектов в тех или иных областях. Все публичное обсуждение преобразования федерации в те годы также шло в этих терминах.
Нет сомнения, что именно на этом языке отвечал Ельцин журналистам – сторонникам федерации и националистам - в Казани и Уфе. Смысл его ответа был таков: В зависимости от ваших возможностей вы можете взять на себя больше функций или меньше, но при этом республика остается в составе Российской Федерации.

То, что обсуждение в Казани шло в рамках темы «Татария – субъект Российской Федерации», подтверждает и текст проекта декларации республики появившийся спустя неделю после пребывания Ельцина в Казани «ТАССР –субъект обновленных федераций РСФСР и Союза ССР». Об этом же говорит и защита Ельциным российской Декларации и его обоснование положений этого документа, в частности статьи 9, в которой подтверждается необходимость существенного расширения права автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краев и областей РСФСР и статьи 8 «Территория РСФСР не может быть изменена без волеизъявления народа, выраженного путем референдума».

Не следует забывать, что отвечая на вопросы националистов о суверенитете Татарии Ельцин уточненил: «Но вы находитесь в центре России – и об этом нужно подумать».

Известно продолжение этой истории. В окончательный вариант декларации Татарстана слова «Татария – субъект Российской Федерации» не вошли, и все последующие месяцы вплоть до конца Союза в декабре 1991 Татарии вместе с Башкирией и некоторыми другими автономиями настойчиво добивались союзного статуса, т.е. независимого от России положения. Мнение общественности, единодушно выступавшей за вариант «Татарстан – субъект Российской федерации», было проигнорировано.
Из всего изложенного видно, что вопреки распространенному мнению, слова Ельцина в Казани и Уфе 6-10 августа не могли являться причиной «парада суверенитетов» российских автономий. Они ни в коем случае не являлись приглашением к отделению от России, это было предложение разделить полномочия между федерацией и отдельными ее субъектами. К тому же первый шаг в то время уже был неожиданно сделан декларацией Северной Осетии.

По мнению ряда современных исследователей, наиболее вероятным двигателем «парада суверенитетов» была инициация и поддержка этого процесса из союзного партийного центра, который пытался таким образом «охладить» решимость России встать на путь демократического развития и остановить движение России к самостоятельности. Знаки этого видны в решениях сентябрьского 1989 г. пленума ЦК КПСС о придании «нового статуса советской автономии» и последующем апрельском законе СССР, в соответствии с которым автономные республики определялись как государства, субъекты федерации – Союза ССР.

Для самого Б. Ельцина и его соратников это было вполне очевидно, но, к сожалению, представление о том, что слова, сказанные в Казани и Уфе, сильнейшим образом повлияли на «парад суверенитетов» распространены не только в обществе, его используют даже авторы работ о том времени. Уверен, что это только один пример в общей, еще не прорисованной историками картине.

Задача, стоящая перед нами ясна – освободить корабль от облепившей его тины, показать истинный ход событий

Вернуться к оглавлениюt
Политика на сломе эпох