Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер Политика на сломе эпох слайдер
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1980 год Политика на сломе эпох 1982 год Политика на сломе эпох 1984 год Политика на сломе эпох 1986 год Политика на сломе эпох 1988 год Политика на сломе эпох 1990 год Политика на сломе эпох 1992 год Политика на сломе эпох 1994 год Политика на сломе эпох 1996 год Политика на сломе эпох 1998 год
Политика на сломе эпох
Политика на сломе эпох 1981 год Политика на сломе эпох 1983 год Политика на сломе эпох 1985 год Политика на сломе эпох 1987 год Политика на сломе эпох 1989 год Политика на сломе эпох 1991 год Политика на сломе эпох 1993 год Политика на сломе эпох 1995 год Политика на сломе эпох 1997 год Политика на сломе эпох 1999 год
Политика на сломе эпох

Материалы в рубрике 1989 год

Борис Ельцин открывает Америку. Часть четвертая

Рубрика: 1989 год

УДАР НИЖЕ ПОЯСА

Однако «взгляд» советской прессы на визит Ельцина в США был более чем оригинальный. Вся поездка в основном замалчивалась. И тем не менее, латвийская газета «Советская молодежь» довольно подробно информировала своих читателей о визите Бориса Николаевича в Америку. А 18 сентября в газете «Правда» пояилась перепечатка итальянского журналиста Витторио Дзукконы - «Репубблика» о Б. Н.Ельцине». Это была явно инспирированная фальшивка. На всем протяжении нашей поездки по США журналиста с таким именем мы не встречали. Хотя это и не псевдоним, а лицо вполне реальное, работающее на итальянскую «Репубблику». (К слову сказать, главный редактор газеты Репубблика» Эудженио Скальфари был в свое время Союзом журналистов СССР удостоен премии им. Воровского - высшей советской журналистской премии). Это был рассчитанный укол, и отнюдь не из числа не-приятных случайностей. В самом деле, в Штатах у Ельцина были десятки встреч, десятки интервью, а газета «Правда» перепечатала именно эту корреспонденцию - откровенно злопыхательскую и, в чем нельзя сомневаться, тщательно спланированную. Впоследствии Дзуккона в письме к своему редактору напишет: «Когда меня спросили, видел ли я лично, как Борис Ельцин пьет и делает покупки, я ответил, что ни один эпизод не изложен от первого лица... Могу лишь добавить, что источником моей информации были также некоторые русские эмигранты в США, имена которых я должен теперь хранить в тайне в виду международного политического скандала...»

То, что сама по себе публикация в «Правде» вызвала скандал, партбоссов не волновало, а наоборот: наконец-то, считали они, этот попу-лист Ельцин прокололся. И теперь уж никак не сможет больше изображать из себя «светлую личность», любимца публики. 5 октября газета «Юрмала» писала: «Вся статья «Репубблика» о Борисе Ельцине состоит из одного негатива - ни строчки, ни полстрочки доброжелательности, корректности, так что даже у наивного читателя могут возникнуть резкие сомнения: статья явно направлена на очернение поездки Ельцина в США.

Дзуккона пишет: «За пять дней и пять ночей, проведенных в США, Ельцин спал в среднем два часа в сутки и опорожнил две бутылки водки, четыре бутылки виски и несметное количество коктейлей на официальных приемах».


Фото Houston Chronicle

«Ну, допустим, - иронизировал юрмальский еженедельник, - по российским масштабам сие количество хмельного зелья - не более чем разминка, тем более, если учесть богатырскую стать Ельцина. Возможно, данного количества питва вполне хватило бы, чтобы уложить в горизонтальное положение обе редакции - «Правды» и «Репубблики», но отнюдь не советского человека, тем более уральца, в жилах которого течет вся таблица Менделеева...»
Симптоматично: там, где Ельцин, там, как правило, закручиваются против него «дворцовые интриги». Так было и на XIX партконференции, так было в предвыборную кампанию, то же самое происходило и в преддверии второго съезда народных депутатов Союза. Не верилось, что статья «Репубблика» о Б.Н.Ельцине попала на страницы «Правды» случайно или только с санкции одного из редакторов ее отделов. Тут надо брать выше. Здесь наверняка речь идет о большой закулисной интриге против Б.Н.Ельцина, а заодно и против всех сил, которые сплотились вокруг него на основе перестроечной идеологии. Удар по Ельцину - это удар по авторитету прогрессивно мыслящих депутатов, удар по Ельцину - это реверанс в сторону бюрократии, плевок в лицо многомиллионным его избирателям.

Опубликовав вышеназванную статью, «Правда» и те «ряды», которые ее к этому под-толкнули, как бы хотели показать народу: все, что его кумир Ельцин наговорил там, в Америке, есть не что иное, как пьяный треп. Не верьте ему, он такой! Расчет примитивнейший, но вместе с тем и коварный: раз пишут в газетах, значит, правда. А посмотрите, как он «летал» по магазинам да лопатой греб все под себя. Скупил всю американскую видеотехнику, выпил все виски. А еще борец за социальную справедливость.
И к стыду «Правды», она ни словом не обмолвилась о том, ради чего, собственно, Ельцин летал в США. Вот если бы речь шла о человеке, который на всех «авеню» и «стритах» шпарил об успехах перестройки в СССР, вот о таком человеке «Правда» создала бы целую героическую поэму. Но ведь факт: люди без собственного мнения и взгляда никому не интересны - ни в Штатах, ни на Мадагаскаре.

Многие средства массовой информации не приняли фальшивку Дзукконы-Афанасьева и ответили на нее резко отрицательно. Напри-мер, «Коррьере делла сера» писала: «Сделанного не исправишь... Между тем ошибки эти не безобидны - бесследно исчезла свидетельница, якобы видевшая, как Ельцин заснул во время ужина, не существует и бухгалтера, который подсчитывал бы, как вследствие суматошной беготни по магазинам молниеносно таяли средства, полученные Ельциным за прочитанные лекции и предназначенные для Фонда помощи советским больным СПИДом».

Американская «Филадельфия инкуайрер» писала в том же духе: «Правда» подхватила эту статью «Репубблики» и напечатала ее на первой полосе в понедельник. В Москве разгорелась политическая буря. Ельцин, который уже вернулся домой, был возмущен. «Грязь!» - воскликнул он. По-видимому, он был прав.

Впервые на чьей-либо памяти - а память в России долгая - «Правда» принесла извинения. Пусть даже извинения эти были напечатаны на седьмой полосе в самом низу, но они были напечатаны. «Правда» признала, что корреспондент «Репубблики» Витторио Дзуккона, автор первой статьи, в действительности не видел ни одного из событий, которые он описывал».
23 сентября в Нью-Йорке состоялась пресс-конференция, посвященная итогам пребывания Ельцина в США. В ней участвовали корреспонденты «Голоса Америки», Би-би-си, «Нью-Йорк Таймс», «Нового русского слова» и т.д. И наши представители: Ярошенко, Вощанов и Алференко. Почти по всем пунктам статья Дзукконы была дезавуирована, и американская общественность узнала правду о... «Правде».

Для нас с Борисом Николаевичем было абсолютно ясно, что пасквиль Дзукконы попал на страницы «Правды» с благословения КГБ и когда-нибудь об этом станет известно. Впрочем, сам автор, как только мог, отряхивался от грязи, которой «Правда» с его помощью обдала Б. Н. Ельцина. В интервью радио «Свобода», от 18 сентября 1989 года, Дзуккона сказал:
- Я никогда не разрешил бы «Правде» опубликовать мою статью в таком виде, как она первоначально появилась в итальянской газете. «Правда» поступила недостойно, не спросив мое-го разрешения на опубликование, не узнав, не хочу ли я что-нибудь изменить в материале. Я решительно осуждаю, что моя статья использована в политической борьбе в Советском Союзе. Если «Правда» хотела комментировать поездку Бориса Ельцина, то это должны были сделать ее корреспонденты в Соединенных Штатах.

В моей статье был ряд неточностей и не все в ней верно. Это ставит под вопрос ее достоверность в глазах читателей.

На вопрос: «Можно ли считать Ваше заявление опровержением?» В. Дзуккона ответил: «Я горячий поклонник господина Ельцина. Он совершенно прав, говоря о проблемах, с которыми встречается его страна в годы перестройки. Правда, я не всегда согласен с формой, в какой он это делает. Его ошибка, по-моему, в том, что тон его выступлений несколько резок, и это порой может вызвать раздражение слушателей. Пьет ли он или нет, что покупает - это никого не касается. Использование фактов из личной жизни в целях политической борьбы, как это сделала «Правда», недопустимо.

Мною были получены дополнительные факты от других людей, которые я использовал. Но могу заверить, что эти люди не из КГБ.

Я сожалею о том, в каком тоне написал эту статью. Не учел, что в России не понимают разницы между политической корреспонденцией и светской хроникой. К тому же у итальянцев другое представление о поведении людей. И если человек выпивает, то это только повышает его в их глазах. А что касается покупок, то абсолютно нормальное дело. Свою статью я писал без всякого злого умысла. Моя газета и я делаем все для того, чтобы поддержать процесс перестройки.

Еще раз скажу, что публикация статьи в «Правде» -- ошибка».

Высказывания Ельцина в США стали фугас-ной бомбой, повисшей над головами главных функционеров братских компартий. Они ведь прекрасно понимали: рухнет миф о КПСС, раз-валятся и партийные филиалы ее в других странах. Вот почему такую активность в изобличении Ельцина проявил Генсек Компартии США Гэс Холл. Он, в частности в газете «Пиплз дейли уорлд» (21.09.1989), писал: «Такие люди, как Борис Ельцин и Андрей Сахаров, создают проблемы для Советского Союза, который их породил. Но мы в США не можем остаться в стороне и должны открыто выражать мнение, когда такие люди приезжают к нам, выступая с фальшивыми заявлениями об американском капитализме и очерняя социализм как систему. Визит Ельцина имеет непосредственное отношение к политической и идеологической атмосфере в нашей стране, а также к психологии и образу мышления американцев применительно к социализму и капитализму. Таким образом, на нас ложится обязанность помочь уточнить эту Цель и разоблачить ложь в заявлениях Ельцина и его недопустимое поведение в нашей стране... Своими постоянными брюзгливыми, односторонними, критическими замечаниями Ельцин способствовал падению престижа социализма. У него не нашлось ни слова похвалы в адрес социализма или своей страны...
...Отвечая на вопрос о коммунизме, - про-должал Гэс Холл, - Ельцин самоуверенно и цинично усмехнулся и подчеркнул будущее социализма замечанием: «Забудьте об этом. Это мечта. Никому и пытаться не следует ее реализовать».

И Ельцин как в воду глядел: «мечта о коммунизме» лопнула мыльным пузырем на второй день после захвата власти большевиками, хотя «похороны» состоялись лишь в августе 1991. Что касается высказываний Холла, то его, конечно, понять можно: Ельцин предстал зримой, и потому реальной угрозой безбедному существованию «лилипутской» компартии США и самого ее вождя. Но разница между точками зрения Холла и Ельцина заключалась в том, что Ельцина в Штатах воспринимали как популиста-новатора, а Холла - как консерватора-начетчика, в чьих словах не больше смысла, чем в самой программе КПСС. Если Ельцину почти уже верили, то Холлу уже не верил никто. Как уже никто не верил потугам редактора «Правды» Афанасьева, его «толкачам» Вадиму Медведеву и Егору Лигачеву. Всплеск возмущений, вызванных в народе статьей в «Правде», был настолько огромен, что партаппарат с непривычной для него оперативностью дал задний ход и принес свои извинения Борису Николаевичу. Но если в одном месте нападавшая сторона штопала свои прорехи, зато в другом готовила новые ловушки.

Михаил Полторанин, будучи вместе с Бори-сом Ельциным на встрече с избирателями в Раменках, выразился по этому поводу следующим образом: «Вот уже полтора года мы с вами занимаемся однообразной работой, навязанной нам любимыми функционерами со Старой площади. Эти любимые функционеры берут большую телегу и начинают ее катить на Б. Н. Ельцина, потом мы поднимаемся и опрокидываем эту телегу на аппарат. Потом этот аппарат берет новую телегу и опять мы поднима-емся и так продолжается бесконечно. Аппарат уже весь в зеленке, весь в синяках, но тем не менее, этой работы не бросает. Перепечатанная в «Правде» статья из «Репубблики» - факт, в од-ном ряду находящийся со всеми предыдущими нападками на Б.Н.Ельцина, но на новом уровне. Я знаю Афанасьева много лет, мне пришлось с ним работать. Такие акции он сам единолично не решает».

Нас ждал еще один «сюрприз», но теперь уже со стороны Д.Гаррисона. Выше я уже рассказывал о совместном меморандуме, подписанном Ельциным и Гаррисоном. Казалось, визит к обоюдному удовлетворению завершен, все точки над «I», кажется, расставлены - следуй лишь букве договоренности. Но вместо этого наш американский контрагент приезжает в Союз и представляет нам, мягко говоря, некорректный счет. В него были вписаны такие статьи расходов, которые нам и не снились. Например, авиапутешествие на Гавайские острова. Вот уж по-истине, без меня меня женили. Позже, однако, выяснилось, что на эти острова летал Алференко, но никак не Борис Николаевич. Мы попросили Ярошенко разобраться со счетами, что, однако, не помешало Гаррисону пустить утку о каких-то баснословных расходах Ельцина. Эим он фактически поддержал Дзуккону, хотя на пресс-конференции в Нью-Йорке отрицал выпады итальянского журналиста. Гаррисоновскую информацию тут же подхватила партийная пресса - газеты «Гласность» и «Пульс Ту-шина», ряд изданий на периферии, и начали на все лады раздувать скандал. И вот тогда мы стали задумываться - а не была ли поездка Ельцина в США кем-то отрежиссирована? И какую роль при этом играл Фонд социальных изобретений, поддержанный Генсеком? Какую роль играл сам Алференко, который заведовал Фондом и еще два с половиной месяца (после отлета из США Б.Н.) разъезжал с Гаррисоном по Америке? Бросалось в глаза, что все нападки на Ельцина опять ложились в один и тот же «квадрат»: как раз была пора выборов и у кого-то снова возник большой «спрос» на дискредитацию главного лидера демократической России.
Ради справедливости надо сказать, что партия и ее вожди не ошибались, нюх их почти не подводил - своими большевистскими ноздрями они чуяли в Ельцине волкодава. Неутомимого охотника на них. И спешно искали подходящее оружие, чтобы садануть ему под лопатку. Впрочем, действовали они четко и оружие выбрали по времени: давили на психику избирателей, мутили воду - авось поймается рыбка.

Прослеживается плотное сцепление «случайностей»: Дзуккона - газета «Правда», Гаррисон- - десятки партийных газет... И когда пристрелочные залпы были сделаны, началась настоящая массированная «артподготовка». Из самых тяжелых стволов. Я имею в виду телевидение, имеющее столь колоссальное воздействие на умы людей. Пока нет ему ничего равного. А его-то как раз и подключили идеологи со Старой площади как ударную силу в дискредитации популиста Ельцина. Для них ведь было предельно ясно, что Ельцин как по накатанной дорожке пройдет в народные депутаты России, а «оттуда», вероятнее всего, - в Председатели парламента. Он мог хоть сто раз быть депутатом Союзного парламента, но это было «не больно», настоящая трагедия для «руководящей» - если Ельцин оттяпает Россию. Тогда, прикидывали номенклатурщики, от него пощады не жди... Но, мне кажется, хотя коммунисты и понимали, в какую «рулетку» играет Ельцин, они все же сминдальничали. Не про-явили должной большевистской твердости, ибо как-то вяло прореагировали на опасность. Но, возможно, по-иному просто уже не могли: за годы безраздельного владычества над страной, подрастеряли упругость мышц, как-то подразмякли на сытых харчах. А потом эта всеобщая «философия» шапкозакидательства. И советский «авось». И в итоге какое-то девственное оцепенение захлестнуло партократов. Иначе, чем еще объяснить тот факт, что все «мероприятия» против Бориса Николаевича в конце кон-цом оборачивались не к его ущербу, а наоборот повышению шкалы его популярности. Прав-да, здесь видится и другой расклад. Кому-то, видимо, из «верхотурщиков» очень было на руку - не добивать Ельцина до конца, а, помяв бока, оставить его в одной берлоге с другим медведем - Горбачевым. Ведь Михаил Сергеевич уже не был для ЦК милым, подающим надежды новичком образца 1985 года. Он уже считался настоящим разорителем железных рядов партии, без устали раскладывающим свой «пасьянс». И кто-то на это сильно рассчитывал: пока Горбачев выясняет отношения с Ельциным, никуда Система не денется, а будет по-прежнему цвести и пахнуть...

Когда мы уже вышли на работу, Ельцину позвонил председатель Гостелерадио Ненашев и сказал, что Центральное телевидение собирается показать фильм о поездке Б.Н.Ельцина в США. Было это 27 сентября. Борис Николаевич спрашивает у звонившего - какой, мол, фильм телевидение собирается показывать? Вроде бы ничего «по его линии» не снималось. Но, оказывается, речь шла о его выступлении в институте Д.Гопкинса в Балтиморе. Я был свидетелем того телефонного разговора, и он тогда не вызвал особых сомнений. Да и Ненашев мне казался порядочным человеком. Однако я глубоко заблуждался.
На следующий день Борис Николаевич про-водил заседание своего Комитета по архитектуре и строительству, а мне поручил связаться и уладить дела с телевидением. По правительственной связи я позвонил Ненашеву, пред-ставился и попытался выяснить - есть ли возможность предварительного просмотра телематериала, который ТВ собиралось показывать. Однако Ненашев вместо дела начал нести какую-то ахинею. Мол, еще не успели сделать копию да и вообще, сказал он, зачем «вам, смелым людям, устраивать предварительные просмотры?» То есть он имел в виду нас с Борисом Николаевичем. Потом, правда, согласился с нашими требовани-ями и предложил моему шефу приехать на студию, чтобы просмотреть видеопленку.

Вернувшись в свой офис, я рассказал Ельцину о разговоре с главой Гостелерадио и уточнил - какую именно пленку они хотят показать стране. Это сообщение, естественно, у Бориса Николаевича большого энтузиазма не вызвало, хотя мы тут же собрались и поехали в Останкино. Нас встретил помощник Ненашева - симпатичный, элегантный чиновник и заместитель Ненашева, Лазуткин. Состоялось небольшое техническое приготовление. Включили аппаратуру и начался просмотр встречи Ельцина в институте Гопкинса. Я ее видел, что называется в натуре, ибо в те минуты находился в зале, где выступал Борис Николаевич... И вот он смотрел, смотрел на телеэкран и вдруг начал мрачнеть, на лице появилось выражение озабоченности, и я чувствую, что этот «видик» ему не по душе. И Лазуткин сидит озадаченный, ибо понимает, что они хотят предложить своим зрителям, и потому невнятно пытается что-то говорить насчет низкого качества пленки... И что, мол, Ельцин вправе вообще отказаться от показа и т.д. И Борис Николаевич, естественно, не дал «добро» на демонстрацию этой не самой удач-ной встречи в США.

Я тут же сказал Лазуткину, что если ТВ хо-чет непременно показать поездку Ельцина в США, то почему бы им не воспользоваться ви-деоматериалом, отснятым, допустим, в Чикаго или Филадельфии? А лучше всего - в Колумбийском университете... Но мы-то, конечно, понимали, в чем здесь дело. Ельцин прямо из студии позвонил Ненашеву: «Михаил Федорович, - сказал он, - я только что просмотрел видеопленку и, мне кажется, этот материал показывать не стоит. Есть ведь другие мои выступления...» А в ответ откровенная лабуда: дескать, это единственная пленка об Америке, которую и так получили с огромным трудом. Словом, нет выхода бедному Гостелерадио -- надо показывать то, что Бог послал (а может, КГБ?). Короче, Ненашев начал лукавить, вместо того, чтобы по-мужски сказать правду - что, мол, делать, Борис Николаевич, я сам раб Лигачева и мне приказали показать именно эту, а не другую пленку. Тут же Лазуткин влез в разговор и начал спасать ситуацию - дескать, не волнуйтесь раньше времени, что-нибудь придумаем...

Вернулись мы с Борисом Николаевичем в гостиницу «Москва» и оттуда я позвонил Лазуткину, чтобы еще раз прояснить ситуацию.

- Знаете, Лев Евгеньевич, - сказал он, - сейчас у меня работает оператор и, я думаю, мы в конце концов что-нибудь подберем. Хотя, честно говоря, выбирать особенно не из чего...
Звоню оператору, но и он ничего толком не может сказать. Неопределенность. Чувствую, что-то темнят. И действительно «замотали» свои обещания. (Лазуткин, когда мы были с шефом на телевидении, вызвал фотографа и сказал, что его дочь большая поклонница Ельцина... Словом, напросился с ним сфотографироваться - лицемер...) Ненашев и Лазуткин так ничего и не сделали, чтобы выполнить законное требование Ельцина - не показывать «балтиморскую пленку». И еще одну - из передачи «С добрым утром, Америка!», ранней телепередачи США. Это были наиболее неудачные материалы, но по логике манипуляторов общественным мнением, они как раз и были квинтэссенцией в «сериале» дискредитаций Ельцина. Но самое подлое было в том, что и Ненашев и Лазуткин до последней минуты уверяли нас, что понимают законное желание Бориса Николаевича и постараются исправить положение. И вдруг программа «Время» сообщает, что, дескать, завтра, то есть 1 октября, по первой программе будет показана поездка Ельцина по США. Дважды анонсировали будущий показ, что явилось небывалой для Ельцина «рекламой». Цинизм да и только: его собирались «топить», о чем и объявили на весь мир.

Я был на даче, когда туда приехал мой приятель и рассказал о предстоящей «телепремьере». Вот тогда у меня что-то защемило в груди. Я понял, что наверняка покажут его балтиморскую лекцию, которую он читал 12 сентября. Так оно и произошло: телезрители увидели самые ранние выступления Ельцина и потому, мягко говоря, не самые выигрышные. В цепи компромата против Ельцина эти видеоролики должны были, по мнению авторов программы, заткнуть рот тем, кто видел в Ельцине ходячую добродетель и был ревнив к его авторитету... Телевидение должно было исполнить заказ партии и представить публике «голого короля».

Потом, конечно, выяснилось, что подача была сделана Лигачевым, а Ненашев с Лазуткиным оказались всего лишь разыгрывающими.

Ненашева они просто прижали к стене, и он не мог отказаться. Конечно, ставки в закулисной игре сделаны были солидные. Визуальная информация - наиболее доказательный и убеди-тельный вид информации. Вроде бы, что глаз видит, то есть реальность... Но все дело в том, что телевидение - это настоящая кухня монтажа, где из фитюльки можно сделать эпохальное событие, а из эпохального события - фитюльку. Взять хотя бы типаж Леонида Ильича, из которого средства массовой информации, и в том числе телевидение, сотворили современно-го Голиафа. Из серости - героя. И наоборот: гражданин мира Андрей Сахаров этими же средствами был низведен до «звания» врага на-рода... Все зависит от того, в чьих руках кнопки и рычаги информационной машины.

Когда я посмотрел по ТВ встречу Ельцина в университете Д. Гопкинса, тоже ужаснулся. В реальности все было совсем не так. После показа этих пленок, на имя Бориса Николаевича с телевидения пришло письмо, в котором в частности говорилось: «1 октября по телевидению транслировалась передача с Вашими выступлениями в США. Квалифицированный просмотр передачи выявил, что на балтиморской записи наблюдается значительное расхождение звука с артикуляцией губ. Звук в течение Ваших слов «плавает», постоянно то обгоняя, то отставая от артикуляции, особенно на звуках, слабо связанных с движением губ (типа «р»). Звуки, четко определяемые по движению губ (типа «м»), синхронизированы с артикуляцией хорошо. Отмеченное плавание звука отсутствует у находящегося в зале переводчика с русского на английский и проявляется только в Ваших словах.

Подобные искажения являются серьезным случаем технического брака, даже если они встречаются в передаче несколько долей секунды. В таких случаях запись бракуется и подлежит переделке заново...» И далее: «Относительно самой видеозаписи удалось выяснить следующее. За сутки до выхода в эфир некоторые работники ЦТ случайно по внутренней служебной телесети (около 19 часов) виде-ли два варианта указанной передачи. Первый вариант, по общему утверждению видевших его, имел гораздо более заметные искажения вышеуказанного характера, легко определяемые неквалифицированным зрителем. Второй вариант, соответствующий вышедшему в эфир, был показан по той же линии внутренней телесети и имел приемлемую на взгляд неспециалиста степень искажений...»
Недоброжелатели Ельцина после показа по ЦТ балтиморской видеозаписи затянули бесконечный псалом на тему «Ельцин и моральный облик коммуниста...» Конечно, кое-кто из его сторонников поколебался, в прессе начались пересуды о нравственном имидже председателя Комитета по делам архитектуры и строительства ВС. Молотобойцы со Старой площади замахнулись на неугомонного свердловчанина, вы-ходящего «на просторы Родины чудесной».

Корреспондент газеты «Юрмала», дабы рассеять сомнения своих читателей, по телефаксу связался с сотрудником американской телекомпании Си-би-эс в Москве (той самой, которая работала с Б.Н.Ельциным в университете Д. Гопкинса) Джонатаном Сандерсом и задала вопрос: был ли Б.Н..Ельцин во время своего выступления в Балтиморе пьян, как это утверждают его оппоненты? Ответ был исчерпывающ: «Борис Ельцин выглядел намного раскованнее, чем большинство советских политических деятелей. С его стороны была предпринята попытка «вписаться» в неформальный американский стиль, проповедуемый данной телекомпанией. Нужно еще учесть, что Ельцин, будучи очень усталым, принял транквилизатор, из-за чего, очевидно, в комбинации с обстановкой на телевидении, был несколько возбужден. Пыл ли он нетрезв? Наверняка нет!»

г. Юрмала, Латвия
Март, 2011 год.

Вернуться к оглавлению
Политика на сломе эпох